FAQ
Сюжет
Гостевая
Шаблон
Акции
Vampire: The Masquerade
Мир Тьмы, Вампиры,
Нью-Йорк 2015

New York by Night

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » New York by Night » The New York Public Library » Гули и Ревенанты


Гули и Ревенанты

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Сородичи, которым нужны сильные слуги, обычно создают гулей. Их создают, дав выпить человеку или животному немного вампирской крови и при этом не выпивая их собственной, и хозяева-вампиры, известные как домиторы, обычно используют их в качестве слуг. Гули не столь же сильны, как и Сородичи, однако они могут использовать поглощенное витэ, чтобы стать сильнее и выносливее.

Большинство гулей фанатично преданы свои хозяевам, так как гули подвержены узам крови точно так же, как и Сородичи. Гулю требуется кровь домитора, чтобы поддерживать свое состояние, поэтому он обычно постоянно пьет витэ одного и того же вампира.

Однако ходят ужасные слуги о бродячих гулях, которые восстали против своих хозяев-Сородичей, убили их, и начали охотиться за витэ других вампиров. Эти гули-мародеры не служат никаким хозяевам: они нападают на неосторожных или слабых Сородичей и забирают кровь силой, обычно уничтожая при этом этих неудачливых вампиров. Многие Сородичи насмехаются над этими слухами, однако другие знают, насколько сильны могут быть гули, и поэтому внимательно следят за тем, что происходит вокруг.

Дисциплины
Гули (и ревенанты) обычно ограничены изучением только первого уровня любой дисциплины; содержащаяся в их крови витэ не настолько сильна, чтобы они имели более могущественные способности. Тем не менее они могут преодолеть этот барьер, выпивая кровь более древних вампиров. Сила крови непосредственно зависит от поколения донора - чем ближе витэ к Каину, тем больше уровней дисциплины гуль может изучить. Гуль должен пить эту кровь значительный период времени (то есть, достаточно долго, чтобы приобрести необходимые очки опыта для покупки следующего уровня дисциплины).

Таблица ниже показывает зависимость между поколением домиотра и уровнем дисциплин, которыми владеет гуль. Дополнительный максимальный уровень предназначен для Рассказчиков, которые хотят, чтобы персонажи были сильнее.

Поколение Домитора

Максимальный уровень Дисциплин

13-8

1

7

2

6

3

5

4

4

5

Гули, не являющиеся людьми

В постоянном поиске более эффективных слуг вампир может попробовать превратить другие сверхъестественные существа в слуг - гулей. Игроки также могут быть заинтересованы в пересечении с персонажами, используя гулей-оборотней или гулей-фей. Тем не менее, это не всегда возможно.

Животные: Практически каждый вампир, владеющий Анимализмом, может захотеть создать гуля-животное. Звери имеют много преимуществ перед слугами-людьми: они не имеют опасных амбиций, они скорее всего не будут нарушать правила и они предсказуемы. Если созданный гуль будет питаться иначе, чем человек, что с этого? Наименьшее преимущество - домитор не должен проводить с молодым оленем большую часть ночи, выслушивая лесть и оказывая ему внимание.
Чтобы создать животное-гуля, добавьте точку в дисциплинах Могущество и Стойкость 1 или Стремительность 1, или обеих, на ваше усмотрение. Некоторые древние животные или крысы, кормящиеся кровью Носферату, могут иметь дополнительные уровни здоровья.
Гуль-животное никогда не может иметь больше 10 Пунктов Крови. Большинство животных предпочитают пить до тех пор, пока не получат передозировку; гуль - крокодил, к примеру, не имеет желания спускать свою кровь и заменять ее витэ.
Гуль человеческих размеров или больше может иметь 10 Пунктов Крови; маленькие животные имеют намного меньше. Создавать варианты для всех возможных животных было бы непрактично; большая собака имеет шесть Пунктов Крови, домашняя кошка - четыре, большая крыса - два. Поэтому вампир может "пустить кровь" гулю, если хочет, чтобы он выпил больше; если он просто дает кровь животному, то оно может выпить вдвое меньше Крови, чем имеет

Оборотни: Вряд ли Гару охотно станет гулем. Большинство оборотней страдает аллергией на вампирскую кровь и не может долго удержать ее в желудке. Только некоторые могут выпить вампирскую витэ, не вытошнив ее немедленно, и даже они пытаются избежать обязанности перед своими исконными врагами. Возможно, единственный надежный путь создать гуля Гару (или другого оборотня) - дать ему кровь перед Первым Превращением, прежде, чем аллергия достигнет пика. Основная сложность в использовании этого метода - то, что нестареющий гуль никогда не достигнет юности, и таким образом, никогда не сможет Превращаться. Добавьте к этому сложность Первого Превращения Гару, и поймете, почему известны лишь единицы гулей-оборотней.

Маги: Обычные смертные, маги могут легко стать гулями. Маг может разрушить Кровные Узы через использование Сферы Разума, хотя он может и не попытаться, если не знает, что им управляют. Аналогично, Сфера Жизни может быть использована для превращения витэ в обычную кровь. Оба случая весьма сложны и не рекомендуются новичкам.

Призраки: Призраки находятся за гранью биологии, и, следовательно, не имеет организма, чтобы обработать витэ. Даже при Воплощении призраки не усваивают пищу и не пьют, как обычно, и, соответственно, не могут стать гулями. Это подобно попытке сделать гулем Поднятого, чье умершее тело не имеет никаких признаков жизни. Лить витэ в рот Поднятого означает тратить хорошую кровь.

Подменыши: Вампиры обычно не воспринимают фей как кого-либо, отличного от смертного, хотя некоторые Малкавиан и Равнос иногда чувствуют их отличие. Чейнджелинг может быть превращен в гуля, но он получает пункт Банальности каждый раз, когда пьет кровь вампира. Кроме того, законченное превращение в гуля приводит к постоянному Бедламу.

Мумии: По понятным причинам вампирская кровь не оказывает на них никакого эффекта. Они не могут стать гулями.

Фоморы: Эти изуродованные гибриды Банов и человека легко становятся гулями, как и кем-то еще. Фактически, они охотно становятся вассалами, выполняя любые зверства для своих домиторов ради витэ. Тем не менее, вампиры, которые знают фоморов, обычно не желают иметь их в гулях. Во-первых, фомор постоянно изменяется к худшему, и духовное разрушение фомора не может быть остановлено превращением в гуля. Во-вторых, никто не может гарантировать верность фомора своему домитору - неизвестно, как именно прервется в итоге это обязательство...

Возраст домитора

Подобно тому, как среди людей дед иначе обращается к своему внуку, чем родители к детям, гули разного возраста и имеющие домиторов разного поколения, имеют различное отношение к миру и друг к другу. Возраст оказывает влияние на то, как вампир воспринимает мир и как он относится к своим слугам.

Мафусаилы
Чтобы выдержать свое бессмертие, многие Мафусаилы живут вдали от вампирского общества и не участвуют в Джихаде, как и представители Инконню. Но они редко охотятся сами, обычно имея нескольких древних гулей, которые приводят вкусных смертных и сородичей для своих мастеров.

Многие Мафусаилы за многочисленные столетия не-жизни обучают своих гулей различным Дисциплинам. Заучив все правила, гуль знает точно, чего и когда именно хочет их мастер. На самом деле, Мафусаилы часто сильно эмоционально привязаны к своим гулям, и создают гулей, чтобы почувствовать немного тепла в течении нескольких лет. Особенно огорчает гуля Мафусаила, когда домитор просит, чтобы он убил его; это случается потому, что после определенного возраста некоторые Мафусаилы не могут нести груз бессмертия. Такой самоубийца-Мафусаил дает Объятья своему гулю, а потом уговаривает его совершить удар милосердия. После Окончательной Смерти Мафусаила его потомок обычно принимает роль мастера.

Гули Мафусаилов - древние и более могущественные, чем многие вампиры, эти пережившие столетия гули беспокоятся по поводу своего возраста. Многие из этих гулей имели не одного домитора за весь период своего существования, и знают об обществе сородичей больше, чем некоторые из вампиров. Гули испытывают к гулям, дожившим до возраста Мафусаила, столько же благоговения, сколько вампиры испытывают к Допотопным своих кланов, и почти так же боятся этих загадочных созданий, больше похожих на сородичей, которые по слухам питаются более слабыми гулями. Сородичи также боятся этих гулей. Обширные познания гулей возраста Мафусаилов, их способность перемещаться при дневном свете и умение притворяться смертными делают их кошмарными противниками.

Несмотря на все это, гули возраста Мафусаилов - самые управляемые гули. Их точка зрения устарела, но они никогда не нарушат законов сородичей. Их познания философии и жизни как "гуля" исходят из всей их жизни и со слов их первых домиторов. Это часто становится причиной пренебрежительного отношения к более "младшим" гулям - в конце концов, с ними обращались точно так же. Тем не менее гули, дожившие до этого возраста - счастливцы. К этому времени мастер мог множество раз убить их и отказался от этой мысли, так как большинство гулей возраста Мафусаилов незаменимы на своих местах. В конце концов, в этом возрасте свобода кажется чем-то далеким и невозможным.

Старейшины
Старейшины могут быть самыми жестокими или самыми терпимыми домиторами, в зависимости от личного опыта и принадлежности к клану. Закаленные столетиями не-жизни, большинство старейшин не воспринимают гулей как человеческих существ. Гули должны быть созданы, чтобы быть слугами, и слуги не должны подниматься выше их обязанностей. Некоторые старейшины столетия содержат при себе гулей. Такие слуги обычно обслуживают домиторов как горничные и личная прислуга.

Если сказать одним словом, гули, достигшие возраста старейшин, находятся на "пределе": чрезвычайно покорные, чрезвычайно консервативные, чрезвычайно независимые и глубоко несчастные. Старейшины редко дают Объятья лояльным гулям, и гуль, достигший возраста старейшины, давно с этим смирился. Наиболее часто он жестоко зависит от витэ, и обречен вечно быть слугой вампира. Эти гули не имеют большого выбора, ибо они уже пережили свой возраст и не могут жить без витэ.

Как ни странно, многие гули, достигшие возраста старейшин, обращаются с потомками домиторов, как с собственными детьми, изображая странное подобие старых нянь. Большинство вампиров, достигших возраста старейшин, не имеет контакта с людьми, и забота о потомках домитора - единственное, что осталось у них из человеческих чувств.

Служители
Вампиры-служители не всегда лучшие из вампиров. В конце концов, они получили Объятья в такое неприятное время, когда шли Вторая Мировая Война или Вьетнамская война. Кроме того, они часто бывают разочарованы и считают, что все вокруг должно быть так, как они хотят. Поэтому они часто срываются на гулях. В глазах служителя гули - курьеры, слуги, пешки, пушечное мясо; несомненно, долгой жизни и силы Крови достаточно для таких созданий. Гули не должны появляться и говорить ничего, кроме откровенной лести. С другой стороны, мудрые служители понимают, что несколько лояльных гулей могут быть не менее сильны, чем один гуль старейшины. Служители часто создают несколько фанатично преданных себе гулей, которых одинаково используют в борьбе против младших и старших сородичей.

Основное различие между гулями, достигшими возраста старейшин и гулями, достигшими возраста служителей - то, что старейшины-гули выполняют свою работу ради порции витэ; гули, достигшие возраста служителей, выполняют более грязную работу, но они более обидчивы и склонны к бунту при плохом обращении, что случается довольно часто.

Пока вампиры-служители достаточно сильны, чтобы подавить восстание, они должны держать своих гулей в руках, особенно если те пытаются сформировать секретное общество с помощью других слуг. Не все гули служителей могут выражать свой гнев через обычные человеческие каналы; многие притворяются рабски покорными, пока не получат Объятья, после чего обращаются против сиров.

Неонаты
В зависимости от обстоятельств, гули неонатов могут считать себя самыми счастливыми или самыми несчастными; поведение домиторов в этой группе самое непредсказуемое. Многие неонаты еще учатся владеть своими вампирским дисциплинами, и гули часто становятся самым удобным объектом для исследования таких дисциплин, как Доминирование, Изменчивость, Присутствие и Тауматургия. Многие гули страдают от жестокого обращения неонатов, многие из них были соблазнены этими обходительными и все еще человекоподобными сородичами, и чаще всего здесь присутствует "любовь к щенку". Неонаты любят превосходить своих гулей во всем, и обычно любовь слуги к домитору становиться целью жизни гуля.

Гули неонатов должны справляться с постоянной тревогой, которая терзает их недавно прошедших Объятья домиторов. Кровавые узы оказывается интересным открытием не только для гулей, но и для их домиторов. Кроме того гули, служащие неонатам, должны узнать (часто жестоким путем), о скачках эмоций; те, кто не может справиться с заданиями мастеров из-за эмоциональных страданий, часто не живут долго. Кроме того, большинство гулей неонатов служат своим домиторам морскими свинками, на которых те "отрабатывают дисциплины"; иногда это приводит к нарушениям психики или впадению в Безумие.

Гули неонатов более технологически грамотны, чем другие гули, что дает им несколько неожиданных возможностей в играх сородичей. Гули неонатов продолжают отношения со смертными, так как они все еще сохраняют нормальные человеческие чувства. Это полезно, но может стать иглой о двух концах; более старые гули могут уничтожить молодых за их успехи.

Отношение к гулям

Отношение Сект

Камарилья
Сначала я сделал так, что они не смогли сместить меня, а потом производил на них впечатление своим авторитетом и мастерством.

- Эдгар Берроуз, "Принцесса Марса".

Вампиры Камарильи одновременно управляют и боятся действий своих гулей. Гули принося пользу, но их маниакально-деперессивное состояние внушает большое беспокойство сородичам Камарильи. Тогда как гуль может легко добывать информацию об отдельных смертных и заботиться о делах сородичей, он может легко проговориться о Маскараде.

Шабаш
Питая презрение к смертным, большинство шабашитов рассматривают гулей как своего рода шутку, как пуделя, бегающего на задних лапках в розовом платьице; некоторые Ласомбра и Цимисхи рассматривают их как свои игрушки, которые они могут изменять по своему усмотрению.

Ласомбра и Цимисхи имеют практичное отношение к созданию гулей, в то время как большинство отступников создают гулей просто для собственного удовольствия, подобно их основным кланам, входящим в Камарилью. Тем не менее, должно быть отмечено, что отступники редко имеют эмоциональную связь с гулями - эта созависимость свойственна только для вампиров Камарильи. Большинство отступников считают гулей мусором и избавляются от них, как только те выполняют свою задачу.

Гуль в Шабаше вечно ходит по тонкому канату над бездонной пропастью. Всевозможные жестокие наказания ждут гулей, выказавших малейшее непочтение Шабашу или разглашающих секреты секты, к примеру - казнь огнем. Домиторы тоже наказываются, если их гули предают Шабаш, так что домиторы часто чрезмерно жестоки к гулям. Кроме того, некоторые Цимисхи делают подобное предательство в принципе невозможным, изменяя внешний вид гуля настолько, что он не может свободно общаться со всеми, или изменяя его язык в нечто более свойственное их эстетическому вкусу, чем сохранению функций...

Независимые Кланы
Если бы Камарилья или Шабаш знали бы, что независимые кланы используют гулей, это бы их встревожило. Обычно вампиры независимых кланов специализируют гулей как управляющих своими вкладами и стадом - особенно это характерно для Ассамитов, Сетитов и Джованни.

Бруха

Гули Бруха не менее разнообразны, чем личности самих Бруха. В городах общество гулей Бруха состоит в основном из уличных бандитов, от радикального активиста до ученого. Некоторые из гулей в последующем получат Объятья, некоторые являются дополнением домиторов. Гули обычно служат боевыми единицами; должности агитаторов и лидеров Бруха предпочитают занимать сами или отдавать их своим потомкам. Следовательно, жизнь гуля Бруха обычно концентрируется на деятельности "уничтожить цель Х" или "взорвать цель Y".
Примечательным исключением являются смертные, подружившиеся с домитором; Бруха всегда великодушно делится с ними кровью, по крайней мере, сначала, так что часто Бруха имеет одного или нескольких слуг в статусе "пьяниц-приятелей". Хотя со временем эти гули заканчивают или в роли "лакея" или в роли "разорванного трупа".
Бруха обычно харизматичны, и их гули часто являются людьми, пытающимися быть как можно ближе к этим лидерам, принесшим "смысл" в их жизнь. В отношении гулей Бруха очень часто используют понятие "доброй воли", подразумевая, что те могут свободно выбирать свой путь независимо от позиции, занимаемой домитором.
Сравнительно немногие из гулей были принуждены - сверхсила и бесконечная жизнь обычно достаточный аргумент для молодых и упрямых. Это часто приводит к распрям между группами гулей Бруха, чьи домиторы отстаивают диаметрально противоположные идеи.
Гули Бруха обычно молоды и капризны, очень мало кто доживает до тех пор, когда станет старым и ограниченным. Витэ Бруха - как опасный наркотик, приносящий опрометчивость и бесстрашие, и гули бешено борются за дело клана, попутно украшая себя татуировками - они знают, что трус никогда не будет избран для Объятий. Те гули, что приобретают зрелость, более управляемы, чем большинство птенцов.
Узнав обо всем, зрелые не надеются на Объятья и занимают определенное положение в обществе смертных. Это приносит разлад в отношения между "доверчивыми" младшими гулями и "самодовольными" старшими.
Гули Бруха, особенно завербованные в уличной банде, поддерживают контакты со смертными и после преобразования в гулей, часто становясь источником жутковатых городских легенд. Такие гули стремятся стать главарями банд, что может у них получиться благодаря сверхъестественно увеличенной силе.

Как домиторы Бруха обычно обучают своих слуг основам риторики и Присутствия; гули, достаточно циничные или любопытные, чтобы начать расспрашивать Великого Лидера, редко переживают последующую вспышку Безумия. Некоторые Бруха действительно даруют Объятья своим гулям, думающим, что они недостойны такой чести.
Как правило, Бруха тяготеют к гулям - людям и животным - обладающим большой физической силой. В изолированных или напротив, опасных регионах Бруха часто вербуют целые армии гулей, формируя собственную полицию. Чем больше смертных, тем больше потенциальных гулей и больше возможности питаться. Очень часто питание становится жесткой необходимостью, ведь чем больше у Бруха гулей, тем больше крови они должны выпить, чтобы накормить своих голодных слуг.
Идеалисты Бруха подходят более тонко к выбору гулей. Они считают, что гули лучше всего могут просочиться в Камарилью; следовательно, они ищут людей с высокими Социальными и Ментальными атрибутами: харизматичные лидеры и агитаторы очаровывают революционеров-философов. Князя не уломаешь кулаками, поэтому такие гули проходят особую подготовку.

Гангрелы

Гули Гангрелов, если такие есть, часто остаются одинокими и брошенными. Их мастера обращаются с ними как с "поставщиками крови", часто покидая их в тот момент, когда их потребность в витэ достигает своего пика. Такие гули часто отправляются на охоту за своими мастерами - большинство независимых гулей - "искателей" было одной из "ошибок" Гангрелов.

Так как Гангрел стремится к одиночеству, гули Гангрелов имеют слабую связь или вообще не имеют никакой связи с другими гулями или вампирами. Те, что пытаются вернуться к обычной смертной жизни, часто заканчивают обнищалыми, бездомными и больными, не в состоянии справиться с "нормальным" смертным обществом; они обычно умирают или их убивают, если их не принимает вампир из другого клана. Но немногие уцелевшие хотят оставаться гулями даже после их неудачи с Гангрелами, и эти гули обычно покупают вампирскую витэ у других гулей или просто крадут ее.

Скорее всего, наиболее долго с Гангрелом существуют гули-животные. Такие гули остаются верными своему домитору до тех пор, пока однажды ночью домитор не почувствует голод и не сможет найти никого другого, кто смог бы утолить этот голод. Обычно в результате гули-животные становятся пищей для полных раскаяния Гангрелов.

Любящие природу Гангрелы не имеют слишком много слуг - гулей. В большинстве случаев, если им что-то нужно, они не боятся бродить по пустошам. Если честно, Странники всегда знают, для чего создают гулей, и редко гуль Гангрела создается по легкомыслию, как это случается с гулями Тореадоров и Бруха. Когда Гангрел берет смертного в гули, гуль часто покидается сразу же после того, как у домитора отпадает потребность в этом питающемся витэ слуге.

Иногда гули Гангрелов сопровождают их в путешествии, служа им "рюкзаком с едой", но большинство Гангрелов предпочитают путешествовать налегке. Следовательно, Гангрел скорее сделает своим попутчиком гуля-животное скорее, поскольку Гангрелы любят путешествовать среди лесов. Дисциплина клана Гангрел, Анимализм, позволяет домитору лучше понимать своего гуля-животное, даже лучше, чем человека. Древние Гангрелы часто имеют столетних животных - гулей (достаточно сильных), к которым они достаточно сильно привязаны.

Если живущий в сельской местности Гангрел берет роль "протектора" (то есть, высшего хищника) изолированной от мира деревни, от случая к случаю создающий гулей, чтобы "управлять" (то есть, запугивать) обитателей. Такое явление крайне редко в наше время; хотя, нельзя сказать, что оно полностью исчезло - часто именно они являются причиной жутких легенд, рассказываемых соседями, о "странных существах, обитающих за деревней".

Пока Гангрел имеет эмпатическую связь с гулями, он старается выбирать в основном гулей-животных. Быть может, причиной является сильный Зверь или ассоциация клана с люпинами, возможно, это общий недостаток Странников.

Малкавиане

Гулем Малкавиан может быть каждый и всякий, если не забывать, чем они питаются. Витэ в их организмах бьется, словно мышка в лапках кошки; их настроение постоянно и непредсказуемо меняется, часто становясь все более и более маниакальным, чем больше они принимают крови. Естественно, гули не виноваты в этом; то, что они имеют в домиторах Малкавиан, имеет свою плату. Некоторые из этих гулей были похищены из специализированных учреждений или больниц, и их умственное состояние было не в лучшем виде еще до встречи с их безумными мастерами.

Некоторые гули Малкавиан продолжают общаться с людьми; некоторые нет. Это полностью зависит от прихоти их домитора. Те иногда направляют своих гулей в приюты, где они могут найти более безумные человеческие игрушки для своих мастеров или среди пациентов, или (после надлежащей обработки) среди администраторов учреждения. Лояльность гуля Малкавиан к своему домитору может быть особенно рискованной, когда объект любви подвержен психозу. Гуль может позволить своему домитору частично себя вскрыть, после чего остается один и страдает от потери крови, не понимая, почему это происходит. Умные гули могут обмануть домиторов, подтолкнув их к Объятьям. Эти гули обычно очень дороги вампирам, а прочие слуги оказываются слишком безумны, чтобы хоть как-то к этому относиться.

Вампиры Малкавиан часто создают гулей: ради прихоти, просто пожелав завести домашнее животное, или же чтобы воплотить в жизнь причудливые картины, нарисованные их сумасшествием. Не выказывая ни предпочтений, ни антипатий среди гулей, Малкавиан видит гулей как забавных морских свинок для экспериментов. Гули часто рассматриваются как живые игрушки Малкавиан, и некоторые гули Малкавиан являются мячиком для игры в пинг-понг, радостно мечущимися среди вампиров. Отношения к гулям меняются в зависимости от настроения конкретного члена клана. Малкавиан часто забывают, что они создавали гулей, оставляя своих жертв безумными, тоскующими, дезориентированными и удивляющимися, когда они получат снова порцию витэ (если они помнят, что им требуется именно кровь сородичей).

Кроме того, каждые индивидуальные отношения зависят от типа психоза Малкавиан. К примеру, домитор, страдающий мегаломанией, воспринимает своего гуля как "протеже" или как "поклонника", в зависимости от настроения. И гуль может стать нянькой при Малкавианине, страдающем Регрессией.

После того, как гуль приобретет узы крови со своим домитором, достаточно часто вампир наслаждается умственной и физической слабостью игрушки, а гуль - умом и обаянием сородича. Малкавиан может пристраститься к этому чувству могущества, подобно тому, как гуль становится пристрастившимся к крови домитора. Связь Малкавиан и гуля может быть означена словом "созависимость". Краткосрочная связь Малкавиана и гуля обычно протекает интенсивно, мелодраматично и фатально для одной или обеих сторон.

Малкавиан не обязательно берут гулей с аналогичными умственными расстройствами; к примеру, если вампир страдает навязчиво-принудительным неврозом и 17 раз проверяет, хорошо ли закрыта дверь, найдет ли он человека, страдающего тем же? (Весьма огорчительно, но, тем не менее, гуль наследует Психозы своего домитора). Бывает, что гуль - человек имеет лишь предпосылки к психозу, который "развивают" в нем впоследствии. Но если вампир страдает психозом Фиксации Сила-Объект, то его гуль может иметь аналогичный предмет или одержимость, страдая от того же психоза. В конце концов, лунатики любят компанию.

Носферату

Гули Канализационных Крыс уже давно стали классикой. По крайней мере, клан Носферату всегда заботится о хорошей работе своих гулей. К сожалению, витэ Носферату приносит аналогичные, хоть и меньшие, уродства в их гулях.

В целом, превращение смертных в гулей вызвано стремлением клана сохранить в своих кругах полезных людей. Кроме того, большинство гулей Носферату, не изолированы благодаря изменениям, вызванным Кровью.

Носферату предпочитают брать в гули людей, не занимающих особо высокое положение в обществе. Носферату предпочитают рабочих, обычно тех, чья работа связана с определенными местами. Прилежные рабочие, редко получающие похвалу и часто остающиеся без повышения, живущие на низкую заработную плату, уволенные из-за физической нетрудоспособности - вот кого берут в слуги Носферату. Те, кто становится гулями Носферату, обычно в последующем рассматриваются как будущее потомство, и гули Носферату довольно-таки часто получают Объятья.

Соответственно, на гулей часто смотрят в подземельях Носферату как на "будущих потомков". Вампиры учат гулей быть смелыми, решительными, развивают их компетентность и преподают им историю клана. Очень часто подземелья Носферату имеют сходство с "общинами": каждый гуль работает не на отдельного Носферату, а для всех, и Носферату обращается ко всем гулям, животным и людям, с равным уважением.

Гули-животные общие для всего клана. Их легко создавать и они могут связаться с любым из членов клана, обладающим дисциплиной Анимализма. Животные-гули чаще всего бывают огромным городскими крысами. Наиболее часто эти гули возвращаются после первого принятия витэ Носферату, которая попадает в их кровь.

После первого принятия животные возвращаются снова; сильной крови Носферату якобы сопротивляться столь же сложно, как пристрастию к героину или никотину. После того, как животное приобретет узы крови, его размеры увеличиваются, и оно может приобрести различные уродства.

Несмотря на "особенности" гулей Носферату, им лучше всего не предавать своих домиторов. И да поможет небо гулю Носферату, что предает своих благодетелей во имя вкусной и приятной крови Тореадора. Леность и бунт одинаково жестоко подавляются. Гули, которые предают клан, находят свою смерть в подземельях или же тонут в сточных водах.

Канализационные Крысы имеют много гулей, большинство из которых - животные. Люди-гули могут принести немало пользы клану Носферату, но их труднее создавать; в конце концов, чтобы сделать смертного гулем, Носферату должен убедить или принудить смертного не убегать сию же секунду.

Носферату часто находят подходящих гулей среди рабочих канализации. Иногда вампиры используют Затемнение, часами стоя на остановках в ожидании рабочих - строителей, медиков, и работающих в других областях, которые интересны Носферату. Подслушанные обрывки бесед возвращающихся с работы людей обычно становятся причиной для превращения того или иного смертного в гуля. Только люди, которые могут принести пользу клану так или иначе, становятся гулями; многие Носферату не хотят связываться со смертными, которых они стараются избегать всю жизнь.

Тореадоры

Тореадоры содержат нескольких обходительных и умных гулей; некоторые из них действительно полезны, и все служат только домитору. Тореадоры имеют привычку выбирать своих гулей из смертных, замеченных на каком-либо мероприятии, связанном с искусством: художественных выставках, театральных постановках, концертах, поэтических чтениях, и выбранные по "художественным" причинам (то бишь, без всякой логики) гули - обычное дело.

Подобно Бруха, Тореадоры относятся к гулям весьма легкомысленно. Тореадор может создать гуля просто затем, чтобы иметь возможность вечно восхищаться его видом. Гули Тореадоров легко получают щедрое вознаграждение, пока на них распространяется благосклонность, столь же долго, сколько эта благосклонность длится. Гули носят одежду от личных модельеров, приглашаются в высшее общество, и, что наиболее важно, приносят лестные отзывы об окружении Тореадора. Естественно, гули служащие такому домитору - сливки из сливок, и естественно, гули приносят пользы... не больше, чем пиявки.

Жалок вид гуля, несчастного беспризорника, когда он перестает быть "во вкусе" своего домитора. Благосклонностью одаривается новый объект, а прежний возлюбленный брошен на дороге своим непостоянным домитором Тореадором. В конце концов, Тореадор не любит иметь гулей, которые уже потеряли популярность!

Гули, пробывшие в окружении Тореадора достаточно времени знают, что они могут быть выброшены подобно вечернему платью, которое потеряло свою новизну в прошлом сезоне, в любой момент. Этот страх является причиной постоянной неприязни, которую испытывают друг к другу слуги. Конкурирующие слуги используют клевету, гвозди и все, что может потребоваться, чтобы сохранить свой статус "Гуля Номер Один". Это соперничество часто приводит к вспышкам Безумия и прочим не самым лучшим проявлениям поведения гулей - достаточным, чтобы мастер снизил это противостояние, освободив пару конкурирующих мест.

Большинство гулей Тореадоров все еще поддерживают связь с миром смертных. Это необходимо для поддержания карьеры их домиторов, а для гулей, не имеющих высокого статуса в окружении домитора смертные - единственный способ забыться.

Отверженные гули Тореадоров обычно ищут свободное место (и случайно находят) среди слуг другого "приличного" клана, как, к примеру, Вентру; новый домитор обычно в восторге от несчастного прекрасного гуля, и обещает уделять ему достаточно внимания и витэ в обмен на информацию о жестоком экс-домиторе. Естественно, гуль рад стараться...

Обходительный и прекрасный Тореадор не имеет недостатка в выборе преданных слуг - в основном, это люди; животные не удовлетворяют слишком многим требованиям.

Некоторые Тореадоры считают гулей жалкими, но необходимыми. Гули - просто милые мальчики на побегушках. Они так смешны и кроме того, воспринимают узы крови слишком серьезно. Многие Дегенераты кажутся смертным погруженными в искусство созерцателями, чем легко их подкупают. Несколько капель Крови в месяц, и Тореадор имеет лояльного слугу, боготворящего своего домитора, становящегося телохранителем, ищущего ему пищу и выступающего в качестве его агента.

Не все Тореадоры так жестоки к гулям. Некоторые чувствуют подобие любви к своим связанным узами крови слугам. Другие представители клана любят такое поклонение, центром которого они становятся, и они даже слишком заботятся о своих гулях. Преданные гули остаются навсегда влюбленными в Тореадоров, пытаясь с каждым годом стать более и более полезными, надеясь в конце концов получить Объятья от своих гениальных мастеров. Тем не менее, просьбы о Объятьях обычно бесполезны; Тореадору значительно удобнее иметь такого помощника (какого он может себе позволить), нежели очередного вампира-"друга", который может превзойти его по всем показателям.

Тремеры

Большинство гулей Тремеров даже не осознает, что они гули. Их мастера скрывают истину, уверенные, что только так гули не расскажут секретов конкурирующим кланам и не нарушат Маскарад. Этот обман возможен потому, что в большинстве своем Тремеры похожи на некий тайный орден. Гули Тремеров часто вербуются как в религиозную общину, и ритуал принятия в клан Тремер не отличаются от принятия в орден франкмасонов или иное тайное общество. Обычно гулям не сообщают, что каждый глоток крови вампира (или, что более вероятно, крови всех членов капеллы) из церемониальной чаши приближает их к узам крови со всем кланом. Колдуны следуют словам "незнание есть блаженство", просвещая гулей и открывая им лишь половину истины о произошедших изменениях.

Только после того, как гуль продемонстрирует полную преданность клану, перед ним открывается завеса тайны, и даже этому счастливцу показывают, что случится с ним, если он разгласит доверенные ему секреты.

Как только гуль будет принят полностью, его жизнь становится весьма нелегкой. Тремеры имеют врагов больше, чем большинство других кланов. Тогда как знакомство с кланом Тремер у новоявленного гуля может быть долгим и загадочным, его знакомство с Ассамитами, Гангрелами и Цимисхами может стать внезапным и болезненным. Гули Тремеров выполняют несколько задач. Многие из них служат ломтем, который бросают различным врагам клана. Некоторые служат ассистентами в научных исследованиях, помогающими клану постичь новшества, такие, как Интернет. Наконец, гули могут стать "вместилищем заклинания": на них проводят ритуал (обычно они этого не знают) и отправляют в конкурирующую бизнес-контору, которая начинает приносить убытки, как только ритуал вступает в силу.

Поскольку этот клан имеет многочисленных горгулий, гомункулов, и некоторых других созданий, которых может использовать как слуг и охрану, Тремеры всегда с неохотой создают гулей, которые могут нарушить Маскарад, нарушить порядки клана и разгадать секреты клана, которые не должны попасть ни к сородичам, ни к смертным. Прежде чем создавать гуля, вампир должен получить одобрение от старейшин клана. Любой Тремер, желающий создать гулей, должен следовать строгим критериям отбора гуля и его создания. Гули должны быть или "одноразовым" оружием (то есть, группа гулей, созданных в преддверии атаки Шабаша), или потенциальными неонатами. Первые должны быть ликвидированы после завершения операции, последние - тщательно оценены и допущены к необходимым секретам и обязательным клятвам.

Поскольку они сами находятся под влиянием старейшин клана, домиторы Тремеры - не самые приятные из всех. Если конкретно, домиторы часто срываются на своих студентах-гулях. Гули, игнорирующие своих домиторов, часто бывают избиты и обруганы. Тремеры дают Объятья только тем гулям, которые показали особые успехи в обучении.

Вентру

На первый взгляд, гули Вентру часто кажутся более обходительными и управляемыми; любой Вентру знает, что домитор - полновластный правитель над своими гулями. В большинстве своем это правление базируется на том, что большинство гулей Вентру принадлежит к их смертным семьям. Несомненно, Вентру, являющийся по отношению к своим гулям дедом, ожидает большего, чем просто благодарности. Многие гули Вентру становятся гулями, чтобы не умереть в последние годы жизни от рака или других смертельных болезней, и Вентру-домиторы постоянно напоминают им об этой возможной болезненной смерти.

Существование гулей Вентру довольно иерархично. Некоторые древние Вентру поддерживают особые "ранги" слуг, начиная от названий и заканчивая знаками отличия. Гули, приносящие большую пользу домитору имеют более высокий "ранг", чем те, кто не приносит значительной пользы мастерам, и многие, кто имеет высокий статус, надеются, что могут получить Объятья. Разумеется, гули обычно конкурируют, пытаясь приобрести как можно более высокий статус.

Поскольку многие гули задействованы в переговорах и деловых сделках, важных для клана, они тесно связаны со смертными. Многие слуги остаются работать там же, где они работали, будучи смертными, так как мастера любят иметь таких союзников, которые могут стать неплохими шпионами.

Только самый наивный гуль Вентру осмелиться показать, что он зависит от другого домитора. Вентру редко входят в долю с другими. Гуль, знающий это правило, знает, что следует делать и редко пересекается с другими гулями клана, сохраняя деловые отношения со своими рабочими; эти гули являются дельцами, а не мечтателями, и, в отличие от гулей других сородичей, они всегда следуют установленным правилам. Или же плохо заканчивают...

Вообще, клан Вентру довольно благосклонен к гулям; гули являются фасадом для смертных, и клан скрывает таким способом свои цели и поддерживает Маскарад. Часто Вентру требуется гуль, обладающий политическими, юридическими или профессиональными познаниями. Вентру часто занимают управляющие должности, и многие представители клана контролируют смертных через умное использование влиятельных гулей. Судьи, банкиры, бухгалтеры, юристы, мэр, редакторы газет - эти виды смертных чаще всего становятся гулями Вентру.

Особенно заслуживает внимания пристрастие Вентру создавать гулей, работающих в организациях их конкурентов. Эти гули чаще всего принадлежат к нижнему эшелону служащих, так как более высокие должности обычно принадлежат гулям конкурирующих сородичей, а у рабочих проще вызвать недовольство "эксплуатационным режимом" (часто для того, чтобы получить незаконные копии разрабатывающейся продукции). Это достаточно просто для домитора, и после пары обработок с помощью дисциплины Присутствия и обещаний гуль готов для работы против конкурента.

Часто Вентру содержит гулей-родственников для поддержания Маскарада, демонстрируя всем "открытые" родственные отношения. Иногда это переходит в почти отеческие отношения между домитором и его гулями - членами семьи. Тем не менее, гули, принадлежащие к семье, злоупотребляющие привилегиями или уклоняющиеся от обязанностей часто наказываются более жестоко, чем другие гули (как осмеливается ваша собственная плоть и кровь предавать вас, ведь они обязаны вам жизнью). Но, если посмотреть на другую сторону монеты, гули, принадлежащие к семье, часто лидируют среди прочих гулей. В конце концов, спор "кто получил больший кусок пирога" всего лишь переходит в спор "кто получает больше витэ", и все же кровь намного теплее, чем витэ Вентру...

Ласомбра

Это большая неудача для смертного - стать гулем Ласомбра, поскольку этот клан обращается со своими гулями довольно-таки жестоко. Лидеры Шабаша терпят гулей лишь потому, что их собратья из клана Цимисхов находят удовольствие в их изменении.

Ласомбра не имеют времени или терпения для изменения, и их гули жестоко отрабатывают каждую каплю крови. Все-таки некоторые живут долго; единственное, чем Ласомбры в самом деле наслаждаются - шахматы, и гули служат в них живыми пешками.

Некоторые гули Ласомбра могут выучить умения домитора. Гуль Ласомбра остается гулем до тех пор, пока существо имеет полезные таланты и умения, которые могут пригодиться Ласомбра; известно, что гули никогда не могут быть рассмотрены как кандидаты для Объятий.

Древние гули Ласомбра - редкость. В основном это робкие, нервные создания. Они принимают всю вину, которую не совершали, и выносят любую боль, зависимые от витэ домитора более других.

Большинству гулей Ласомбра не разрешается общаться с другими вампирами, гулями или смертными. Тот, кто осмеливается нарушить это правило, изобретательно и беспощадно уничтожается. Кроме того, большинство гулей Ласомбра физически неспособны к взаимодействию с другими; пока что Ласомбра не могут сравниться с Цимисхами в тонком искусстве обезображивания, поскольку они не владеют Изменчивостью. Но известно, что гули наследуют в какой-то мере слабости клана Ласомбра, так как они вынуждены носить такие же маски и они так же не любят зеркала.

Простые гули кажутся более контролируемыми. Однако в большинстве своем клан Ласомбра пренебрегает создавать их. Гули являются отвратительным подвидом сородичей, которые часто имеют кучу недостатков. Соответственно, Ласомбра имеет гулей реже, чем вампиры Камарильи, Шабаша или независимых кланов. Но совсем обходиться без слуг Ласомбра не могут хотя бы потому, что они не видят себя в зеркале из-за проклятия Каина. Некоторые Ласомбра заводят гулей исключительно для того, чтобы те следили за их гигиеной.

Но волосы должны быть чисты на 100%, иначе 100 ударов будет наградой нерадивому гулю. Если же слуга не нанесет лосьон на кожу правильно, возмущенный Ласомбра может лоскутками снять кожу с него.

Хотя, судя по слухам, Ласомбра создают гулей из смертных, чтобы те вели финансовые дела клана, большинство представителей клана не доверяют гулям заниматься подобными делами. Кроме того, эти слухи пущены для манипулирования легковерными Вентру, которые могут попытаться перехватить подобных гулей.

Цимисхи

Гули Ласомбра или гули Цимисхов часто буквально подпадают под обозначение "бесхребетного подхалима". Милосерднее было бы, если бы эти гули вообще не осознавали своего существования. Значительно более жалко выглядят гули Цимисхов, сохранившие в сохранности мозг и душу.

Для Цимисхов наибольшее значение имеет мощность слуг, гули для них не более чем вещи. Отступники предупреждают своих слуг, что они должны по возможности избегать встречи с гулями Цимисхов.

Смертные, связанные узам крови с Цимисхами, не могут использовать силу Извергов для самоизменения. Гули Цимисхов живут, едят, дышат, сражаются и умирают ради своих домиторов и только ради своих домиторов. Для клана, столь зависимого от гулей, Цимисхи удивительно беспорядочно выбирают себе слуг; с другой стороны, причина такого поведения Цимисхов в том, что большинство гулей будут преобразованы в более удобную форму. Гули предназначаются для военных задач и черных работ; если что-то требует особых умений или интеллекта, то для этих задач обычно используются ревенанты.

Те немногие гули, что сохранили обычную человеческую форму, живут в постоянном страхе - не только потому, что боятся, что мастер изменит их, но еще и потому, что заскучавший или голодный шляхтич атакует его без всякой видимой причины, тогда как мастер будет смотреть на все это с любопытством. Иногда этой паранойи достаточно, чтобы привести к поражению и роковым ошибкам.

Цимисхи презирают гулей в меньшей степени, чем Ласомбра и отступники. В конце концов, большинство вампиров этого клана прежде принадлежало к семействам потомственных гулей, или ревенантов. Мастера Изменчивости имеют много гулей как для работы, так и для удовольствия. Пока прочие кланы используют гулей исключительно как слуг, Цимисхи находят им более разнообразное применение.

Гули являются прекрасной "глиной", на которой неонаты Цимисхов оттачивают искусство Изменчивости. Практикуя на гулях, они узнают новые способы использования Изменчивости. Гули, в изменении которых допущены особо грубые ошибки могут быть убиты или использованы для питания; имеющие незначительные ошибки могут также стать материалом для создания вождя.

Многие студенты, изучающие Изменчивость делают кожу более пористой или выплетают гобелены из внутренних органов, или вытягивают кости, превращая их в искусные безделушки. Чтобы сделать наиболее соответствующее своим вкусам Изменение, Изверги могут истратить вечность, изменяя одну часть.

Конечно же, Цимисхи не ограничивают использование Изменения на гулях, преподавая студентам-неонатам дисциплину. Благоразумное обезображивание гарантирует, что гуль не сможет предать клан, равно как и жить среди простых смертных. Цимисхи часто угрожают гулям изменением и не терпят, когда гули ведут себя неверно или же не подчиняются командам без вопросов. Не один гуль лишился ног после сказанного с сомнением: "Но..."

Иногда домиторы Цимисхов восстанавливают прежний облик своих гулей, если этот слуга служит десять лет или около того. Но такое милосердие - большая редкость; некоторые Цимисхи даже не воспринимают их как что-то похожее на них. И гули могут даже не мечтать о Объятья, если они не являются потомками одного из семейств ревенантов.

Ассамиты

Гули, принадлежащие этому клану, не страдают так сильно, как гули, принадлежащие другим кланам. Промывание мозгов становится их основной работой, большинство гулей Ассамитов фанатично преданы "своему" клану. После того, как они пройдут испытательный срок, они получают Объятья спустя семь лет... Но не всегда.

Многие гули Ассамитов, как это ни странно, "гражданские", используемые как религиозные вербовщики и шпионы. Все же Ассамиты, как правило, в отличие от их противников, за тысячелетия сплели сложную сеть влияния в тех регионах, где они обитают. Торговцы драгоценностями их Бомбея, имамы, послы и прочие: каждый имеет свою цель и свое место. Редко когда эти гули получают в награду Объятья. Ассамитам они нужны на своих местах, и гули с рвением выполняют свои обязанности. Камарилья и Шабаш рассматривают Ассамитов как бандитов и наемных убийц и обычно игнорируют появление скромного дилера или очаровательной кинозвезды. И они понимают свою ошибку лишь тогда, когда Убийцы заканчивая работу, исчезают в полуночи...

Смертные, выбранные как потенциальные Ассамиты, должны пройти подготовительный курс. Первоначально их выбирают за боевые способности, они проходят строгое обучение в течение семи лет. В процессе обучения они становятся гулями и учатся использовать возможности крови. В конце подготовки такие гули должны пройти финальное испытание. Если они проходят испытание, то становятся вампирами; если же они терпят неудачу, то становятся обедом. Так как среди гулей Ассамитов много вербовщиков и шпионов, они продолжают поддерживать отношения со смертными, но древние гули часто демонстрируют пренебрежение к западным людям или к свободным женщинам.

Недавно, кажется, в клане случилось что-то наподобие внутреннего переворота. Но, несмотря на слухи из Аламута, Ассамиты продолжают вербовку гулей, и, кажется, она даже возросла по сравнению с прошедшими годами.

Прежде чем получить Объятья, все Ассамиты прошли через строгий семилетний "тренировочный период" как гули, выполняющие многочисленные повседневные задачи клана и изучая тонкое мастерство ассасинов. Из-за этого периода, во время которого они сами были гулями, Ассамиты, как бывшие гули, с большим пониманием относятся к гулям, чем мастера других кланов.

Но, несомненно, большее понимание не означает быть более терпимым. Наоборот, служба в качестве гуля на Ассасинов поразительно напоминает основную подготовку в Морском Корпусе... в течение семи лет. И после этих семи лет нет никакой гарантии, что гуль получит в дар бессмертие. Ассамиты иногда не понимают, зачем они должны давать Объятья гулю и терять преданного ассистента?

Представители клана обычно выбирают мужчин из Ближнего Востока, хотя недавно несколько мужчин и женщин из областей, далеких от Востока, были выбраны как потенциальные Ассасины. Требования чести значат много для Ассамитов, придерживающиеся правил чести гули имеют больше шансов на то, чтобы жить вечно в этом клане.

Сетиты

Гули Последователей могут быть из различных социальных слоев. Единственным критерием отбора является польза, и даже это может быть несущественно если домитор будет в достаточно хорошем (или плохом) настроении. Гули широко используются Сетитами для работы, удовольствия или же (чаще всего) для того и другого. Удивительно, но гули Сетитов часто считаются невинными или морально устойчивыми людьми. Работа клана требует многочисленных связей со смертными, и пока им используются наркоторговцы и тому подобные, он не менее часто действует через политиков, священников и социальных работников.

Конечно, Сетитам нужны и более традиционные последователи, как и Носферату, они часто вербуют рабочих. Эликсир витэ Сетитов столь соблазнителен, что смертные действительно выполнят любую задачу, лишь бы им достался "сок". Естественно, Сетиты не предупреждают о эффекте узы крови до тех пор, пока не будет слишком поздно. Подобно гулям Ассамитов, гули Сетитов часто верят, что их работа мистическая и связанная с религиозными силами. Большинство гулей Сетитов связаны с подпольными культами.

Дополнительно к людям-гулям, Последователи часто используют в качестве преданных слуг и символа статуса в клане змей. Тем не менее, Сетиты достаточно осторожны, чтобы не носить змей повсюду, так как люди-гули часто интересуются гулями-змеями.

Жизнь гуля Сетита является долгим скольжением к пороку, но многие учатся получать от этого удовольствие. Обычно древние гули крайне избалованы. Такие гули часто возглавляют вторжение Сетитов на территорию Камарильи, подготавливая места для своих мастеров.

Для того, чтобы распространять коррупцию как можно дальше и шире, Сетитам требуется помощь смертных, которые не живут в постоянном страхе света. Сетитам довольно-таки просто найти подходящую кандидатуру для превращения в гуля; как невинный, так и жестокий смертный становится верным и послушным гулем Сетитов. Кровь Последователей вызывает сильнейшее привыкание, и представители клана - мастера создавать узы крови, особенно вампиры, обладающие достоинством Вызывающая привыкание кровь.

Для большинства вампиров процесс создания гулей - обычное дело, для Сетитов это искусство. Некоторые Сетиты годами воздействуют на особенно морально устойчивого слугу, возможно, даже тайно поднимая его на вершины финансового и романтического успеха. Есть и другие пути, но в конце концов слуга понимает, что все его успехи в жизни были всего лишь прихотью Сетита.

Гули Сетитов порочны, как и сам клан. Представители клана поднимают свой статус, если сталкивают с истинного пути гулей, особенно тех гулей, которые среди людей считались людьми строгих взглядов. Такие гули редко остаются надолго строгими пуританами, так как Сетит использует узы крови, чтобы влиять на гуля из прихоти или просто ради удовольствия. Подталкивание гулей к нарушению установленных обществом табу не только шутка, но и приобретение уважения среди Последователей Сета.

Гули также создаются как предметы для новых форм удовольствия; сверхчеловеческая энергия гуля позволяет ему дольше противостоять вещам, смертельным для простого смертного.

Джованни

"Если вы не можете держать витэ в своих венах, держите ее в своем семействе" - это слова Джованни. Семейство является лучшим источником для создания новых Джованни. Гули Джованни обычно принадлежат к семье Джованни. Убийство ребенком матери, если она является конкурентом на пути к Объятьям - довольно-таки обычное среди Джованни явление. С самого рождения большинство Джованни погружаются в изучение сверхъестественного и безумно завидуют бессмертию своих родственников-сородичей. Естественно, гули Некромантов пребывают в постоянной борьбе за Объятья. Эта конкуренция выгодна вампирам: просто намекните на возможность Объятий, и гуль выполнит любую грязную работу, вплоть до смерти невинных жертв просто для того, чтобы домитор получил свою кровь и необходимые для заклинаний тела. Другие занимаются мелкими (и не только мелкими) преступлениями, чтобы приносить информацию и прибыль мастерам. Некоторые гули-неудачники бывают пойманы и или гибнут в тюрьме, или вынуждены убивать очевидцев и полицейских.

Хотя большинство гулей Джованни является членам семьи, иногда требуется использовать и других людей во имя интересов клана - студенты-медики, директор похоронного бюро, священники, монахини, финансовые агенты, психологи, следователи и брокеры чрезвычайно полезны для Джованни.

Некроманты любят своих гулей. И они их тоже любят. Джованни хотят приобрести больше могущества, а как достичь могущества, не используя пешки? Легче всего для вампира достичь высокого статуса, когда его гули - члены его собственного смертного семейства; с толпами слуг, связанных кровными и семейными связями, это не так уж и сложно - стать более значимым. Приблизительно 60% гулей клана - члены семей Джованни, пока что 100% Джованни - знакомые гулей. Дяди, внуки, кузены и кузины, братья, сестры, матери и отцы - все они надеются в свое время получить Объявление, если они хорошо выполняют свои задачи, как гули. Это, конечно же, для них не является легкой задачей; отцу, упорному и привыкшему брать от жизни все, сложно подчиняться собственному сыну, получившему Объятья. Но хоть эти гули и принадлежат к семье, они должны быть послушны, особенно если хотят стать кандидатами на Объятья. И, возможно, это более сложно - служить родственнику, чем просто "другому древнему вампиру". Семейное давление растет, особенно если здесь замешаны деньги и могущество. Джованни хорошо знакомы с поговоркой "Лучше проглотить гордость, чем кровь". Никто ведь не будет уважать вас сильнее, чем ваша собственная плоть и кровь, верно?

Мудрые гули Джованни помнят и еще одно правило "отношения не стоят доставленного беспокойства". Если гуль забудет это правило, домитор весьма жестоко напомнит ему его.

Бесклановые

Каитиффам и аналогичные им в Шабаше Пандерам часто сложно убедить смертных стать их гулями, и когда они создают гулей, это обычно весьма непредсказуемый процесс. Каитиффы и Пандеры используют гулей, чтобы подсматривать за сородичами из Камарильи и Шабаша, чтобы спастись от уничтожения или найти подходящую кандидатуру для диаблери в стане противника.

Некоторые Каитиффы и Пандеры просто не способны создать гулей. Многие даже не знают, что они могут создавать гулей, когда напоят смертного своей кровью. Их клановые недостатки слишком неявные, чтобы передаваться с кровью.

Гули Каитиффов и Пандеров преодолевают более сложные препятствия при работе на своих домиторов, но чаще всего Каитифф сочувствует своему гулю; соответственно, гули скорее придут к Пандерам или Каитиффам, чем, к примеру, к Ласомбре. Это, может быть, конечно же, иначе: гули иногда вводятся в заблуждение домитором-Каитиффом, представляющим какой-либо кровавый культ. К сожалению, некоторые Каитиффы чувствуют, что единственный, кто их слабее - гули, и часто злоупотребляют этим. Домитор Каитифф может покинуть своего гуля или отказать ему в Объятьях даже спустя несколько лет непрерывной службы. Небольшая утечка гулей происходит в долгие сухие сезоны между кормлениями.

0

2

Ревенанты

Бессчетные столетия Цимисхи практиковали искусство селекционного разведения на своих самых доверенных (или, по крайней мере, самых полезных) слугах. В раннем средневековье отдельные старейшины клана предприняли длительный эксперимент, изучая эффекты регулярного вливания витэ в кровь нескольких знатных семей Восточной Европы. Конечный результат, через несколько поколений, привел к созданию их семей ревенантов.

Тысячу лет назад примерно дюжина различных родов ревенантов служили Цимисхам. Однако несколько были уничтожены во времена Инквизиции и Восстания Анархов, а другие были влились в выжившие семейства благодаря родственным бракам. Ходят слухи, что другие порвали с Цимисхами и ныне служат другим хозяевам - недвусмысленно опасное утверждение. Семьи ревенантов, дожившие до современных ночей - извращенные и шокирующие особи по любым стандартам "нормальности". Инцест, педофилия, каннибализм, зоофилия, токсикомания и радикальный политические течения - из числа самых культурных хобби семей ревенантов. Такое поведение делает их еще более забавными в глазах хозяев, взирающих на это с извращенным ликованием.

Ревенанты очень похожи на гулей, не считая того, что воздействие витэ вампиров (а так же века скрещиваний и другие слабо определимые факторы) сделали их до некоторой степени самодостаточными, с учетом вампирской крови. Они находятся в нечестивом состоянии между немертвыми и живыми, знающие о мире Сородичей, являющие его частью, но в то же время сторонящиеся его так же, как и мир смертных сторониться их.

Но одну особенность Цимисхи все же сохранили: власть над ревенантами, семьями тех смертных, которые так долго несли в себе нашу кровь, что более не нуждаются в постоянном ее вливании. Если мир людей пугает вас, древний, ищите защиту у ревенантов. Хотя численность их меньше, чем была в ваше время, но их преданность клану остается непоколебимой, за исключением того случайного мятежного отпрыска.

Уже в ваше время ревенанты служили Извергам, будучи сторожами, советниками, воинами и потенциальными потомками. Хотя продолжительность жизни у людей за время вашего сна возросла, ревенанты по-прежнему живут дольше, чем смертные – некоторые их дети знают своих пра-пра-пра-пра-прабабок. Члены каждой из семей обладают определенной слабостью, получаемой вместе с кровью. В разных семьях природа Каина проявляются по-разному.

Может быть, вы сможете поведать мне, как именно появились семьи ревенантов? В наше время мало что происходит. Если верить валашскому фольклору, некоторые семьи отличались такой злобностью, что любой, кто принимал их имя, обрекал себя на службу дьяволу. Так как эти семьи поколениями обрабатывали нечистую почву «земель за лесом», кое-кто из колдунов считает, что с наделами их связала жадность или же чувство долга. Более образованные Изверги, как и я сам, полагают, что ревенанты появились благодаря тому, что на протяжении многих поколений их предки от рождения и до самой смерти получали кровь Цимисхов. Но Ассамиты и Джованни, чьи владения не затронуты влиянием местных духов земли, предположительно, тоже создали такие семьи. Сколько же существует способов создания ревенантов?

Загадка их происхождения меркнет рядом с загадкой их имени. «Ревенант» значит «вернувшийся». Когда же ревенанты «возвращаются»? Может быть, с каждым поколением, не испытывая более нужды в Крови.

Обычное объяснение, даваемое патриархами семей, обычно принимает форму рассказа о слуге. Его фамилия зависит от того, кто именно пересказывает историю. Хозяин счел его настолько полезным, что захотел, чтобы слуга снова и снова «возвращался» к нему, до самого конца света, чтобы всегда быть под рукой. Средством достижения бессмертия для слуги стали его потомки. Некоторые еретики из числа Братовичей рассказывают несколько иную версию этой истории, в которой их семья получает Кровь в обмен на обучение Цимисхов Изменчивости.

Хотя кое-кто из моих соклановцев устал от эксперимента с ревенантами и хотел бы уничтожить их всех, считая, что они представляют опасность для секты, эти семьи по-прежнему полезны. Они предоставляют кров странствующим Извергам. Они предоставляют самых надежных посредников для общения с дневным миром – шляхтичи слишком сильно искажены, вожди бесполезны там, где нет нужды в их сокрушительной силе, а гули, не знакомые с традициями клана, слишком молоды и неопытны – и для их обучения требуется слишком много лет. Ревенанты могут прибегнуть к помощи тех членов своих семей, в ком не проявилась Кровь: хоть эти люди и не ревенанты, унаследованные качества выделяют их на фоне прочих смертных (говорят, что более дюжины членов местного румынского Сената связаны родством с Братовичами и Зантоса). Кто знает, насколько успешно будет идти их видовое развитие, дай им время? Наконец, ревенанты ведут исторические записи, которые оставляют равнодушными большинство членов клана. В наполненные невежеством Последние Ночи горстка Обертусов знает о клане больше, чем многие Изверги.

До Последних Ночей дожили четыре семьи ревенантов и несколько младших побочных родов. Часть семей погибла, древний. Наровы и Рутвенские стали частью более крупных родов. Обертусы, опасаясь той же участи, используют на удивление примитивный метод поддержания выверенного соотношения между потомками мужского и женского рода, чтобы слишком большое число выходящих замуж дочерей не привело бы род к забвению. Фамилии Влаши и Кхави еще не полностью исчезли, но они сохранились только у тех ревенантов, которым было даровано Становление. Остальные три семьи вызвали такую ненависть, что те немногие Цимисхи, которые помнят о них, не желают их называть. Даже попытка записать их имена причиняет мне сильнейшую боль – уверен, вы уже догадались, кого я имею в виду.

Ревенанты отличаются от гулей по нескольким параметрам: во-первых, что достаточно важно, ревенантам не требуется столько крови сородичей, как гулям, для поддержания сил, поскольку организм ревенантов производит свою собственную витэ. Ревенанты практикуют наследственные вампирские дисциплины. И эти дисциплины и в самом деле "наследственные": ревенанты могут производить потомство, хотя беременность занимает более трех лет, и ребенок часто имеет различные врожденные уродства и дефекты благодаря столетиям влияния витэ на их организм. Все-таки ревенантам требуется кровь сородичей, если они хотят жить вечно. Пока их собственная кровь имеет в себе витэ сородичей, она может замедлить старение достаточно, чтобы поддерживать организмы ревенантов вечно. Но ревенанты значительно изменились за столетия.

Прежде было много других семейств ревенантов; большинство старых семей вымерло. Охотники на ведьм, старый клан Цимисхов, независимые кланы и сородичи из Камарильи давно уничтожили большинство семей ревенантов.

Осталось четыре семейства - Гримальди, Зантоса, Обертус и Братовичи, которые теперь оберегаются кланом Цимисхов; Цимисхи чувствуют, что эти семейства - неотъемлемая часть культуры клана, и они очень горды этим наследием.

Клану Цимисхов неизвестно, что некоторые семьи ревенантов, а именно, Братович и Зантоса, тесно связаны с миром смертных, а также о подпольной торговле ревенантов со смертными и другими гулями, где продается витэ.

Семьи
Крови Цимисхов

Братовичи

Яркие, как павлины, нечистые, как свиньи, подлые, как бешеные псы, - ревенанты семье Братовичи подобны ореху в скорлупе. Свою долгую жизнь они проводят или на разоренных плантациях юга или в сельских поместьях на холмах севера. Семьи Братовичей, окруженные причудливым, но пыльным антиквариатом, вместе работают, вместе едят, вместе трахаются, вместе заботятся об адских гончих и вместе служат Извергам. Семья им заменяет все, даже если такая общность и грозит кое-кому из них параличом или залетом.

История Цимисхов – это история Братовичей. В феодальной Европе Братовичи правили многими восточными землями. Если удел начинал войну с соседями, а холопы умирали с улыбкой на лице, то у руля, скорее всего, стоял кто-то из Братовичей. Хотя в те ночи среди Цимисхов было немало тех, кто носил фамилию Шантович, Изверги из рода Братовичей составляли большинство на территориях, которые теперь зовутся Польшей, а также в пограничных землях Трансильвании и Валахии. Сами они считают себя первой ревенантской семьей, или, по крайней мере, первой из тех, кого Цимисхи не уничтожили через несколько лет после создания.
Когда анархи Цимисхов восстали против своих отцов, ревенанты из числа Братовичей встали на сторону воевод. Это решение далось им без особых трудностей – некоторые из самых могущественных старейшин были Братовичами, а все дети в семье с самого рождения слышали, что неподчинение господам – это единственный недопустимый грех. Когда же пришло время сменить сторону и перейти к анархам, они нашли превосходное решение. Они убили всех детей, появившихся в семье с начала восстания. Никто из юных ревенантов не должен был помнить, что семья служила кому-либо помимо анархов.

Даже сейчас, в Последние Ночи, семья служит мятежникам – тем, которые называют себя Шабашем. Хотя теперь Братовичи редко управляют поместьями, они сохранили кое-какие животные черты своих предков – головы, слишком крупные для их согбенных тел, слишком много зубов, крохотные глазки, посаженные так близко, что не заметить это невозможно, и вместе с тем говорящие о людоедской хитрости.
Хотя Братовичи навеки утратили былую знатность, они по-прежнему полезны. На землях многих владений располагаются псарни с адскими гончими. Их смотрители выращивают собак, отбирая самых крупных и свирепых, и кормят их мясом, приправленным витэ Цимисхов. Плоть получившихся в результате чудовищ Братовичи лепят в соответствии с пожеланиями клиентов, обычно тех Цимисхов, которые давали свою кровь или же высокопоставленных шабашитов, нуждающихся в преданных и бдительных охранниках.

Не все Братовичи ухаживают за гончими. Хотя большинство путешествующих Извергов предпочтут вырыть себе временную могилу вместо того, чтобы искать убежища в поместье Братовичей, ревенанты из этой семьи служат проводниками и следопытами. В нынешние ночи мало кто из Цимисхов пускается в путь через леса. Если же выбора у них не остается, они хотят, чтобы рядом с ними был кто-то, кто знает, как избежать встречи с люпинами. А когда дело доходит до охоты в сельской местности, Братовичи и их ищейки оказываются как нельзя кстати.

Братовичи в основном держатся изолированных сельских поместий, разводя адских гончих и прочих неприятных тварей. Они появляются лишь для того, чтобы поохотиться на люпинов и других ночных созданий, похитить невест и женихов или послужить следопытами кочующим стаям Шабаша. Члены этой семьи, как правило, более бесчеловечны, чем другие ревенанты, и наслаждаются своими извращенностью и дикостью. Большинство шабашитов избегают поместий Братовичей, разве что действительно отчаялись. Дело не в страхе, - большинство Братовичей смотрят на каинитов Шабаша как на своего рода "больших противных дядей", - а из-за отвращения.
Смешайте стереотипный клан с холма в глуши с Цимисхами, обильно добавьте чисто неандертальского мышления охотиться-убивать-трахаться - и получите хорошее представление о Братовичах. Семья обитает преимущественно в Северной Америке, хотя горстку представительств можно найти в Южной Америке, а древнее поместье семьи в Польше - уважаемой и крупное владение.

Гримальди

Некогда купцы из итальянских городов-государств 12-го века, Гримальди и сейчас наслаждаются выгодным положением посредников между Шабашем и обществом смертных. Они, вероятно, самая "нормальная" из семей, хотя кое-кто скажет, что исключительное богатство развращает не меньше крови вампиров. Гримальди готовятся занять влиятельные посты, и не редкость для члена семьи занимать высокий государственный пост или роль корпоративного лидера в родном городе.

Не уверен, что вам доводилось иметь дело с Гримальди; они стали кровными родичами лишь за век или два до вашего впадения в торпор. Но вы почти наверняка встречались с Раду Бистри, представлявшим воевод Старого Света. Раду влил в семью Кровь, чтобы усилить связи клана с миром смертных, и она до сих пор исполняет свои обязанности. Они хорошо понимали новую экономическую реальность, которая в то время возникала в Европе. Кое-кто из современников Раду хотел привлечь семью Джованни, но – о, господи! спросите Эзру, что случилось с Каппадокийцами, пока вы спали, - Раду настоял на Гримальди, потому что у Джованни была репутация воров и двурушников, а Гримальди были известны как честные и достойные купцы.
Гримальди в Последние НочиПравить
Даже в Последние Ночи Гримальди продолжают поддерживать связи с миром смертных в тех областях, которые шабашитам кажется неприятными. В городах, где расположены их комплексы, Гримальди прибирают к рукам всю власть – как в правительстве, так и в промышленности и СМИ. Некоторые из них предпочитают сами занимать высокие должности, чаще они оставляют за собой роль советников. Гримальди дают советы мэрам, главным редакторам и членам советов директоров разных корпораций. С теми, кому давать советы не получается, они заключают браки. В Америке Гримальди смешали кровь с Кеннеди, в Англии – с Даквортами. Высокие должности, которые занимают Гримальди, выгодны Шабашу, но еще большую пользу нам приносят связи семьи с теми, в ком сохранилась лишь крохотная часть нашей крови, с дальними родственниками, которые пользуются доставшимися им при рождении качествами, но ничего не знают о своем славном наследии.
Камарилья поддерживает Традицию, известную как Маскарад – договор между Каинитами, согласно которому они должны держать свое существование в тайне от смертных. Хотя некоторые группировки в Шабаше считают эту одержимость скрытностью отвратительной, секта все равно поддерживает такой же Маскарад просто из здравого смысла. Те, кто пережили Инквизицию, понимают, зачем это делается.

Самой важной из услуг, оказываемых Шабашу этой семьей, можно считать то, что она не позволяет смертным узнать о Проклятии Каина. Гримальди способствуют сохранению нашего Маскарада, когда кто-нибудь из несдержанных отпрысков своим поведением может выдать шабашитов людям. Необдуманное столкновение с другой стаей, беспечность при питании, демонстрация Даров Каина – во всех этих случаях Гримальди помогают скрыть истину от стада.

Они способны похоронить самые явные доказательства существования Каинитов, причем самыми обычными средствами. Несколько лет назад один человек в Бостоне увидел, как Цимисх принял форму крови и обрушился на автомобиль, заливая собой тех, кто сидел в салоне. Уважаемая журналистка, которая не носит фамилию Гримальди, но несет в себе Кровь, меньше чем через час получила от своего любовника, работающего в отделе полиции, отчет об этом происшествии. Она позвонила знакомому из таблоида. Таблоид выпустил статью через два дня, и весь мир воспринял ее как сенсационную сказку. Знакомый полицейский совершенно «случайно» неправильно подшил отчет. Когда через несколько недель отчет все-таки всплыл, новость уже успела протухнуть, а дело – перейти в разряд «висяков», потому что первым о происшедшем сообщил таблоид.

Но та порядочность, из-за которой и была выбрана семья, благодаря заботе Шабаша, несколько поблекла. Гримальди обычно посылают своих детей в лучшие частные школы – и слишком часто все заканчивается исключением за неподобающее поведение, от откусывания ушей и до взятия заложников. Некоторые из мятежных юнцов отвергают семейные ценности, отказываясь и от состояния, и от своих хозяев-Цимисхов. Они пытаются жить как обычные смертные и всеми силами демонстрируют свою человечность, управляя благотворительными фондами или становясь врачами и низкооплачиваемыми адвокатами, работающими на бедных. Иногда их родители оказываются слишком сентиментальными и не могут как следует разобраться с непослушными отпрысками, но, по счастью, даже самый непокорный из Гримальди понимает, что значит осторожность.

Некоторые считают, что, несмотря на нескольких непослушных потомков, Гримальди – самая преданная из ревенантских семей, и они будут служить Шабашу вплоть до Геенны. Хотя в первую очередь они работают на клан, Шабаш в целом тоже может прибегать к их услугам. Каждый член семьи Гримальди принимает узы крови с одним из шабашитов, не обязательно Извергом, в возрасте, который каинит сочтет подходящим. Обычно эти шабашиты обладают некоторой властью – это может быть епископ, архиепископ, примас, какой-нибудь дуктус или же священник известной стаи. У регента в Мехико даже есть свита из преданных Гримальди, которые сообщают ей обо всем, что происходит в мире смертных.

Если в следующие несколько лет что-нибудь и поколеблет преданность Гримальди, то только действия регента. Один из патриархов семьи, с которым я связан вот уже 200 лет, сообщает, что регент более не накладывает узы на детей, рожденных в поместье, и отказывается давать свою кровь старшим ревенантам, хотя в последние несколько лет она делала это весьма охотно. Мой ревенант подозревает, что ее кровь превратилась в воду, или же что она подхватила некую свойственную нашему клану болезнь и пытается скрыть это.

Тайна семьи
Начиная с рождения Гримальди наслаждаются всеми благами, что может предложить им жизнь, от частных школ или учителей и до роскошного отдыха на самых элитных курортах и великолепных игрушек. Кроме содействия политическим замыслам своих хозяев, у Гримальди есть и вторая, более личная цель, хранимая в секрете ото всех, кроме лидеров семьи.
Старейшины Гримальди считают, что их существование зависит от полезности Шабашу, и истребят их быстро и полностью, если Цимисхи когда-нибудь лишат их своей защиты. Потому Гримальди начали разрабатывать на случай экстренной ситуации планы переметнуться или к Вентру Камарильи, или к Джованни, если Шабаш решит, что Гримальди исчерпали свою полезность. Надо ли говорить, что если эта информация когда-нибудь выйдет на свет, то гарантирует полное уничтожение семьи. Так что привилегированное меньшинство, знающее об этих предательских мыслях, делают все, чтобы держаться подальше от своих номинальных хозяев.

Зантоса

Нет никаких видимых причин, почему Зантоса еще существуют. По факту, если у среднестатистичного шабашита спросить мнение о них (предполагая, что он вообще знает о существовании семей ревенантов), он, скорее всего, ответит пустым взглядом. Семья Зантоса, кажется, уже пережила свою полезность, и продолжает свое существование лишь благодаря упаднеческому, потакающему всем желаниям образу жизни, обеспечивая развлечениями отступников Тореадоров, Змеям Света и Цимисхам.

Зантоса, некогда сливки высшего общества Восточной Европы, пришли в упадок, оставив долгосрочные социально-политические интриги ради сиюминутной выгоды. Основные занятия семьи в эти ночи - мелкая преступность, пороки, торговля на черном рынке и расширение границ ощущений. На самом деле единственная причина, почему Зантсоа еще не вырезали в возглавляемом Черной Рукой погроме - результат не стоит усилий по зачистке их пентхаусов, ночных клубов и киностудий.

Секс на крышах. Белые рабы. Уколы героина под язык, потому что вены – эти чертовы ревенантские вены – почти «сгорели». Снафф-порно в роскошных декорациях. Убийство богатых и знаменитых. Виски с содовой и струна от фортепьяно. Дети, сбитые мчащимися куда-то автомобилями. «Девочки», выебанные в уши. Тысяча наличными копу за то, чтобы он посмотрел в другую сторону. Самые могущественные люди Америки, уходящие в запой на неделю и три дня. Футбол на проезжей части и пристрастие к конине. ЗППП, передаваемые так же легко, как и сигареты с марихуаной. Танцы до смерти.
Грех чрезмерности властвует над Новым Светом, и Зантоса полностью покорны ему. Они – Шантовичи, как их помнят старейшины Извергов, аристократия Старого Света, которая охотно поддавалась любому встреченному искушению. Если где-нибудь в книжонке про прибитого гвоздями бога некий поступок подвергается осуждению, для Зантоса он становится священнодействием.

Кое-кто из шабашитов полагает, что семья Зантоса утратила всю свою полезность, но некоторых привлекает их игривость. Они уже сделали первый шаг к преодолению человечности. Они отвергают обычную бренность бытия, которую стадо носит подобно кандальным цепям. Некоторые из них даже следуют по Пути Катари, этой дороге соблазнов, по которой мало кто из каинитов может идти столь же уверенно, как эти полу-немертвые.

Многие из шабашитов предпочли бы вовсе не иметь дела с человечеством. Тогда предоставьте это Зантоса, обычно говорят им. Хотя у них часто возникают разного рода пристрастия, семья все же поддерживает прочные связи с миром смертных. Чем могущественней человек, тем сильнее он подвержен необычным страстям. Зантоса знают таких людей и даже проводят для них вечеринки в своих владениях в Нью-Йорке и Мехико. Богатый арабский шейх, который каждый год вдыхает через нос большую часть ВВП своей страны. Вице-президент Viacom, у которого в заднице постоянно торчит эта штука. Мафиозный капо, готовый поделиться доходом от рэкета в обмен на любовницу по фамилии Зантоса. Редактор New York Times, собирающий фотографии, которые никогда, никогда не будут напечатаны в его газете. Сенатор, у которого в подпольной метамфетаминовой лаборатории трудятся юные девушки из Индонезии и Парагвая. Позвольте этим людям тайно потакать своим страстям, и вы станете для них самым ценным контактом: их дилером.

В Темные Века фамилия Шантович была распространена среди Цимисхов больше, чем какая-либо другая. Хотя некоторые из Извергов по-прежнему даруют Зантоса бессмертие, сейчас семья поставляет неонатов для нескольких кланов Шабаша. отступники-Тореадоры, Змеи Света и кое-кто из рода венгерских отступников Вентру теперь выбирают себе потомков из семьи, которая некогда прочно ассоциировалась с Цимисхами. Отступники-Тореадоры ценят беспечный, наполненный порочными удовольствиями образ жизни Зантоса. Змеи Света, как и породивший их клан, испытывают тягу к пороку и разложению, а венгерские Вентру вспоминают о своей знатности всякий раз, как Зантоса выделяют крестьян для охоты.

Семейная тайна
Недавно внутренняя чистка сотрясла фамильный особняк Зантоса в Нью-Йорке. Не менее двух дюжин членов семьи, большинство с ранее безупречной репутацией (насколько она может быть таковой у Зантоса) были неожиданно казнены старейшинами дома ужасающим манером. Небрежные расспросы шабашитов ("пусть убивают друг друга", кажется, было общим настроем) были встречены ответом, что убитые были пойманы на заигрывании с темным чародейством - ответ, что, как ни странно, не повлек за собой расследования Инквизиции.
Истина, известная лишь верхнему эшелону семьи, куда более загадочна. За последние несколько столетий Зантоса охраняли вампира в торпоре, как считалось, Цимисха огромного возраста. Год или около того назад склеп, в котором покоилось тело, был найден пустым без предупреждения или улик. Пока никаких объяснений не поступило.

Обертус

Ученые-затворники, Обертусы смогли и сохраниться, избегая внимания Шабаша и создав для своих покровителей-Цимисхов устойчивый канал научных данных. Первоначально - библиотекари и клирики на службе византийских Цимисхов, семья Обертус перебралась сначала на древнюю родину клана в Восточной Европе, а позже - в Новый Свет во время первой волны колонизации Шабашем. У них до сих пор сильное присутствие в штатах Новой Англии и восточных провинциях Канады.
Лучше всего Обертусов характеризует слово "хтонические", как из-за их стремления жить уединенно в маленьких городках, так и из-за постоянного поиска знаний, которые они необязательно и хотят. Исследования Обертусов тяготеют к паранормальному. Среди их увлечений: гули, призраки, длинноногие твари, вещи, рычащие в ночи.

Поместья
Запах чистой комнаты всегда возвращает меня в те времена, когда я впервые посетил поместье ревенантов семьи Обертус. Я помню, как проносился воздух над гладкими полами из твердых сортов дерева, на которых не было места грязи. Этот сухой воздух (а Обертус относятся к влажности так же, как мы относимся к непрошенным гостям) овевает тексты, которые были похищены из Александрийской библиотеки, проданы или пожертвованы монастырям старой Византии и снова похищены из православных соборов в те достойные забвения времена, когда семья бежала из Константинополя в Бухарест, Оради и Сибиу, а через несколько веков отправлены в водонепроницаемых сундуках в Новый Свет, упакованные со всей тщательностью, на которую только способна семья, смотрящая на историю сквозь увеличительное стекло. Эти тексты служат украшением библиотек Обертусов – оберегаемые от пыли и порчи, неизменные, отмеченные печатью древности. Даже Детям Дракона не позволяется касаться этих драгоценных рукописей, если только они не вымоют руки, а их слуги не выбросят сигареты. В этих вопросах Обертусы, вопреки всей их покорности, весьма настойчивы. У них очень чистые поместья.
Поместья Обертусов процветают в тихих рыбацких деревушках и отдаленных поселениях по всей Новой Англии, а также в Южной и Центральной Америке. Семья обучает своих детей дома, во славу нашего древнего клана и его истории. Старшие поколения, устав от воспитания детей, продолжают изучать историю семьи. Младшие Обертусы, будучи заботливыми родителями, ждут той ночи, когда их ребенок наконец «остановится на чем-нибудь». А если пара беспутных отпрысков не сумеет найти себе занятие, достойное одержимости… что ж, надо же кому-то заниматься стиркой.

Большинство Извергов знает, что клану служит четвертый дом ревенантов, дом ученых, которые иногда проводят загадочные исследования для своих господ. Колдуны чешут в затылках – они не помнят, чтобы Обертусов наделяли Кровью; род сам по себе представляет загадку (в Мехико есть поместье Братовичей, поместье Зантоса и два комплекса Гримальди, но Дома Обертусов там нет). Лишь малая часть Цимисхов – воевода, примасы, некоторые ноддисты, метаморфы и эксцентричные лилины – знают эту семью под именем Обертусов, ревенантов, которые оберегают книги, рукописи, артефакты и записи, собранные кланом на протяжении бессчетных веков. Еще лучше Обертусы известны Детям Дракона, для которых они стали не только архивариусами, но и слугами, охранниками и основным источником детей.
Что же касается иллюзий относительно их «славной Крови», то сомнительно, что предки семьи вообще были связаны родством. «Обертусы», или «сокрытые», еще в Константинополе служили Цимисхам в качестве монастырского духовенства, поддерживая веру, которой окружили себя византийские Каиниты. Только самой семье известно, как она попала в Восточную Европу. Им удалось пережить первые столкновения между Тремерами и Цимисхами, но от ученых отшельников в ночи Мятежа Анархов в проку было мало. Старшие ревенанты семьи, эрудированные историки, знавшие о конфликте между поколениями немертвых, должны были понимать, что история благоволит молодым. Они присоединились к нарождавшемуся Шабашу, выступив против своих старейшин, а через сто наполненных кровопролитиями лет покинули свои имения и монастыри ради Нового Света. Когда Шабаш отправился покорять Америку, его преданные слуги ждали в доках, чтобы поприветствовать хозяев.

Преисполненный долга Обертус помогает любому нуждающемуся в нем Извергу, будь тот хоть Драконом, хоть кем-нибудь еще. Эта помощь является необходимым развлечением, на которое уходят века. Большинство этих ревенантов, зараженных семейной одержимостью, скорее будут перечитывать книги, которые уже читали пятьдесят раз до этого, играя в кошки-мышки с подробностями, ускользнувшими от их внимания десять лет назад.
У большинства членов семьи Обертус вырабатывается одержимость, на которую они тратят века. Многие из них, с самого рождения постигая самые необъяснимые стороны мира каинитов, с головой уходят в изучение сверхъестественного: они исследуют Проклятие Каина, разбирают древние родословные или пишут трактаты, в которых рассматривается, почему одним кланам лучше удается подчинять себе умы, чем другим. Другие выбирают еще более загадочные объекты исследования: волшебников, люпинов, исчезнувшие таинственные культы и конец света.

Тайна
Не стоит думать, что они безоговорочно верны. Кое-кто из Обертусов по происхождению говорил, что кое-кто из ее родственников, не самые молодые и не самые старые, но те, которые вошли в возраст в то время, когда социальный дарвинизм был вполне приемлемой темой для обсуждения за обедом, думают над способом превращения человека из Homo sapiens в Homo obertus. Эволюция по сути своей является результатом климатических изменений и прочих факторов отбора, но эти Обертусы не предвидят никаких крупных потрясений – ни Армагеддона, ни Геенны, ни Третьей мировой. Им хватит и тысяч немее значительных бедствий. Смог, СПИД, демократический капитализм, амфетамин, автомобили, асбест и гигантские гамбургеры из МакДоналдса уже отбраковали слабых. В таких условиях выживают самые стойкие. Последние Ночи легче переносить тем, кому родители могут предложить Кровь Каина. Так что у Оберутсов есть то, что помогает им продержаться. Мудрецы унаследуют Землю.
Как и у Гримальди, у Обертусов есть тайные цели, которые, если Шабаш узнает, могут привести к их истреблению. Старейшины семьи Обертус пришли к выводу, что ревенанты - следующая ступень эволюции человека: homo obertus предназначены заменить homo sapiens, как и современные люди сменили неандертальцев. Для этой цели семья проводит эксперименты с различными сочетаниями Объятий и процессом превращения в гулей, используя витэ нескольких схваченных сородичей Камарильи и одного старейшины Цимисхов, достаточно глупого, чтобы впасть в торпор в контролируемом Обертусами рыбацком городке подле Бостона. Никаких определенных результатов покуда нет, но Обертусы верят, что уже близки к открытие секрете сохранения состояния "гуля" без источника вампирского витэ.

Крови других Кланов

Д'хаби

Д'хаби - семейство ревенантов, выведенное и служившее Баали.
Д'хаби являются потомками жрецов Нергала. С предполагаемой гибелью Нергала, другие Баали забрали этих служителей себе, объединяя в семьи Д'хаби. В течении столетий каждая семья патронировалась одной группой Баали. Предполагалось, что такое разделение избавит родословную от угрозы бунта объединившихся ревенантов. Как показало время, это стало ахиллесовой пятой для всей родословной.
Нергал был жив, и только Д'хаби об этом и знали. Поколение за поколением, все члены разделённого семейства тайно привязывались узами крови к Нергалу. Прислуживающие в домах всех его врагов, Д'хаби были для него шпионами и сосудами его силы. Используя свою шпионскую сеть, Нергал собирал информацию об орденах Баали, сеял дезинформацию и избавлялся от потенциальных соперников до того, как они успели набраться сил или знаний.

Когда Нергал, наконец, вернулся, он сделал это под маской Шайтана. Объявив себя прародителем всей родословной, он быстро завоевал верность новых орденов, и сплотил их своей харизмой и авторитетом. Д'хаби стали его инструментом воздействия на старые ордена Баали, многие члены которых знали, что Шайтан – самозванец. Через кровь их гулей, Шайтан заразил многих влиятельных Баали болезнью, обращающей кровь в пыль, и в считанные месяцы уничтожил тех, кто мог представлять для него реальную опасность. Аватары Роя и Хранители Таинства (Дети Загадок) остались тогда последними орденами, которые были в состоянии противостоять Шайтану.

После сокрушительного поражения Шайтана на Крите, оставшиеся Баали взяли Д'хаби с собой в качестве слуг, не подозревая об их истинной роли в возвышении Шайтана. Таким образом, Судьба отвернулась от Д'хаби, и их ожидали века тяжелейшего служения. Различные эксперименты стали обычным делом, и Баали часто использовали Д'хаби одновременно и как исследователей, и как объекты исследования. Вампиры заставляли своих смертных слуг делать то, что им самим было недоступно – например, оплодотворять девственниц, пожирать жертвы после обрядов или становиться одержимыми демонами и иными тёмными сущностями.

Века насильственного участия в таких неправедных вещах сделали своё дело, и Д'хаби невероятно деградировали. Они перестали быть тем семейством, что служило Нергалу – теперь они столь же развращённые монстры, как и их хозяева. Семейство одобряет любые поведенческие отклонения – некрофилия, каннибализм, педерастия и многое другое ими только приветствуется. Всё это, однако, проходит за закрытыми дверями – смысл жизни Д'хаби заключён в служении, и они ни коим образом не хотят привлечь к себе нежелательное внимание, ведь оно может переключиться на их хозяев.

Внешность
На публике Д'хаби обычно скромны и сдержанны. Многие из них несут на своём теле заметные, или, наоборот, скрываемые метки, свидетельствующие о странных сексуальных и поведенческих пристрастиях. К таковым относятся шрамы от пыток, отсутствующие фаланги (типичным наказанием для ребёнка в семействе является откусывание ему фаланги пальца руки или ноги), а также различные бородавки и поражения кожи, вызванные венерическими заболеваниями. Диаспора Баали разделила своих слуг, так что, какой-то общей формы одежды у них нет. Единственной общей чертой всех Д'хаби является их пронзительный, настойчивый взгляд.
ПоместьяПравить
Поместья у семейства фактически отсутствуют. Когда-то их было семь, по числу крупнейших орденов Баали, однако теперь осталось лишь одно, в Дамаске. Дюжина малых семей расселена по свету, однако они живут чрезвычайно скромно по сравнению со славными временами из прошлого семейства. Как Баали в своё время погрязли в междоусобных войнах, так и поместья Д'хаби были уничтожены в битвах за выбор стороны, которой стоит служить.

Д'хаби редко контактируют с миром смертных, пока растут, однако их обучение включает в себя множество вещей, которые в дальнейшем будут полезны для их хозяев. Это, например, помощь в пыточной комнате или взаимодействие с дневным миром. Однако не смотря на свою полезность и преданность, многие Д'хаби не умеют писать и читать – что легко объясняется боязнью Баали, что их слуги сумеют получить достаточно знаний, чтобы использовать магию против них. Поэтому, Д'хаби, желающий научиться чтению и письму, должен сжечь собственный язык в качестве символического доказательства своей верности Баали. Только тогда такой гуль сможет прислуживать хозяину в библиотеке.

Росселини

Веками клан Джованни описывал Росселини как младшее семейство кровных родственников, взбесивших Клавдия Джованни где-то в XVI веке. Согласно архивам клана, Джованни принудили Росселини к клятве верности в качестве наказания за их прегрешения.

Ещё одним поглощённым Джованни семейством стали Росселини. Они существовали столько же, сколько и Джованни, и были еще до встречи с нами довольно опытными некромантами, возможно, также благодаря римским корням. Если бы Каппадокийцы первыми не обнаружили Джованни, вполне возможно, что Росселини были бы отобраны для Объятий. Их пути впервые пересеклись в конце Ренессанса, когда их ковен совершил ошибку, взбесив Клавдия Джованни (по слухам, дитя самого Августо), когда тот находился в Риме по семейным делам. Клавдий вырвал души из их живых тел и согласился вернуть их только в том случае, если эти волшебники принесут клятву верности ему и клану Джованни. Взвесив свои шансы, Росселини, естественно, согласились. С тех пор сородичи ветви Росселини демонстрируют такие же таланты в некромантии, как и, собственно, Джованни. Но там, где Джованни совершает минимум действий, чтобы принудить призрака к подчинению, Росселини вынужден применять насилие, чтобы заставить призрака повиноваться. В результате призраки часто превращаются в спектров.
Большинство вампиров - особенно те, кто сконцентрирован на более актуальных вопросах - мало размышляли о том, что произошло. Они куда больше интересовались смелым обращением Вентру Херштадта, нежели Заговором Исаака (группа, собранная Клавдием против Капподокийцев), чью деятельность нужно было расследовать, а её членов привлечь к ответу за уничтожение одного из изначальных основателей кланов. Однако Клавдий подозревался в диаблеризме, был способным некромантом, хитрым конспиратором, а также высокопоставленным членом клана. А потому, несмотря на слухи о попытках низвергнуть Клавдия или расстроить его планы, ходившие среди Росселини, Камарилья не вмешалась и предоставила Джованни самим себе.

Однако для Росселини Джованни получили преимущество над своими предками, чтобы сместить клан Капподокийцев. Со времен Римской Империи Росселини изучали оккультизм и, если верить им, многие из них стали опытными некромантами, общавшимися и командовавшими призраками без использования вампирической крови. Согласно некоторым, именно семейство Росселини сначала привлекло внимание клана Капподокийцев. А Джованни, подобно избалованным детям, стали завидовать и проклятьем обрекли их на служение. С другой стороны, сами Джованни заявляют, что были вынуждены наказать Росселини после того, как великий основатель, Августо, узнал, что семейство пыталось призвать древнюю сущность из земель мёртвых.

История того, как семья людей-некромантов превратилась в ревенантов, была потеряна во времени. Росселини верят, что их прародители страдали от неизлечимой сверхъестественной болезни, со временем приведшей нескольких предков к безумию из-за вины за общение с мёртвыми. В этом ослабленном состоянии - или так они говорят - Росселини обратились к Клавдию за помощью и подверглись шквалу упрёков за прелюбодейство с трупами и урон репутации семьи. По сути, Клавдий угрожал родственникам, сообщив, что если они когда-либо заговорят о своих страданиях, то он заплатит охотникам, чтобы те прервали их муки. Позже, после многих месяцев молчания, к ним явился сам Августо, сказав, что сжалился над Росселини и обнаружил священный ритуал, что восстановит их здоровье.

Хотя молодые отпрыски Росселини не зря скептически относятся к прошлому, они болезненно осознают свою уникальность. Так называемые пикколо фрателино не похожи на прочих не только потому, что являются одной из самых молодых семей ревенантов. Их бесцветная кожа, безумные глаза и ледяные касания не могут сокрыть то, что Джованни стремились сохранить в тайне более трех столетий. Росселини стали ревенантами из-за неизвестного применения Некромантии.

Большинство вампиров, гулей и ревенантов ошибочно полагают, что семейство Росселини столь извращены из-за увлечения своим искусством. Однако все члены - даже дети - обладают одним набором тревожащих особенностей, одинаковых пугающих тенденций.

На самом деле, это распространенное заблуждение идёт лишь на выгоду семье, ведь большинство кланов полагает, что секретами создания ревенантов обладают исключительно Цимисхи. Джованни опасаются, что если другие узнают правду, то пикколо фрателино будут похищены и вскрыты ради изучения.

Нынешние ночи
Пожалуй, из всех младших семей больше всего из-за последнего Шестого Великого Вихря 1999 пострадали Росселини. Для того, что Джованни сочли вас "жестоким", надо приложить немало усилий, но Росселини это удалось. Кое-кто из Джованни подозревает, что Росселини служат Джованни (а не наоборот) не по тактическим, а по философским причинам. Джованни используют некромантию для того, чтобы возвысить семью. Росселини занимаются ей только потому, что им это нравится. Некромантия стала для них самоцелью, поэтому Росселини часто выкладываются по полной, да еще и с максимальным садизмом, только для того, чтобы расширить горизонты. Такой подход не свойственен другим некромантам, которые обычно стараются получить наилучший результат при минимальных усилиях. На практике это означает, что Росселини доходят до крайностей, вызывая, подчиняя и пытая призраков. Когда Саван истончился, призыв духов упростился, а вот починить их стало труднее. В итоге Росселини внезапно начали вызывать больше призраков, чем могли удержать под контролем. Из-за привычки выбешивать всех, кого удалось призвать, семья Росселини неизбежно превратилась в этакую фабрику по производству спектров. Созданные спектры им за это не слишком-то благодарны.
Ныне Росселини посвятили свои долгие ночи оккультным изысканиям и практикам. Они жаждут уединения и нередко реагируют неадекватно, если вынуждены оказаться в переполненной комнате. Уже давно есть подозрения, что у семейства есть библиотека, что может посоперничать с книгами капелл Тремеров, и что они постоянно ищут новые тома для растущей коллекции. Те, кто не разделяют тягу к командованию призраками обычно увлекаются другими сферами оккультного знания вроде алхимии или тауматургии.

Взаимоотношения с Джованни
С большинством, если не всеми, ревенантами Росселини обращаются как с вассалами, и им часто поручаются исполнение приказов домиторов. А потому нет ничего необычного в том, чтобы обнаружить пикколо фрателино, прячущегося в углу во время встречи клана, шпионящего за врагами или доставляющего послания.
Члены клана Джованни в эти ночи не обсуждают тему ревенантов. Союзники клана считают, что Джованни беспричинно параноидальны и видели, как регнанты перекармливали гулей в страхе перед ответными мерами. И всё-таки это не предотвращает перешептываний среди некоторых вампиров о том, что Росселини однажды сбросят хозяев, как это сделали Джованни века назад. Возможно, именно по этому клан экспериментирует с другими ветвями семьи, вроде Писанобов из Центральной Америки или Ли Венгов из Сан-Франциско.

Внешность
Члены семьи Росселини, как и клан Джованни, в основном итальянского происхождения. Однако благодаря выборочным бракам с другими младшими семействами Джованни, у Росселини нет общих внешних черт вроде цветов кожи или глаз. Обычно на внешности Росселини лежит печать семейной слабости. Кожа у них обычно бледная, руки трясутся, а глаза покраснели. Несмотря на репутацию рыскающих в пыльных катакомбах и спящих в занятых гробах, Росселини обычно одеваются безукоризненно, что лишь больше заставляет беспокоиться остальных.

0


Вы здесь » New York by Night » The New York Public Library » Гули и Ревенанты


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC